В Кривом Роге начался суд над супругами, подозреваемыми в надругательстве над телом умершей девочки

logo
188241_v_krivom_roge_nachalsja_sud_nad_suprugami.jpeg


В Кривом Роге (Днепропетровская область) начался суд над супругами Татьяной и Юрией Кудрявцевыми, которых подозревают в надругательстве над телом их приемной дочки шестилетней Амины Менго. В начале июня они сами заявили в полицию об исчезновении девочки. Сказали, что малышка потерялась по дороге на вокзал. Поиски длились несколько дней, пока следователи не выяснили: Кудрявцевы сами сожгли тело мертвой Амины и утопили останки в водоеме. Как рассказывали в полиции, во время допроса Юрий Кудрявцев признался, что Амина умерла, приняв гормональные препараты, а они с женой, испугавшись разбирательств с органами опеки, решили избавиться от тела девочки. Позже пакет с останками нашли именно в том месте, которое указал приемный отец.

Кудрявцевым предъявили подозрение после того, как экспертиза подтвердила, что останки принадлежат Амине. Сейчас начался суд. Пока Кудрявцевых подозревают только в надругательстве над телом погибшей девочки. Причина смерти ребенка по-прежнему не установлена.

«Мужчина расплакался и рассказал, где они с женой уничтожили труп и спрятали останки»

Кудрявцевы пришли на первое судебное заседание вместе с адвокатом. Журналисты пытались задать им вопросы еще на улице, но супруги категорически отказались отвечать. А на суде первым делом потребовали сделать заседания закрытыми. Свою просьбу мотивировали тем, что присутствие журналистов, дескать, задевает интересы их детей, которых будут вызывать на процесс в качестве свидетелей.

*Татьяна и Юрий Кудрявцевы вины своей не признают и общаться с прессой категорически отказываются

Как известно, кроме шестилетней Амины, в семье Кудрявцевых воспитывались трое родных и четверо приемных детей (в том числе и родной брат Амины Тимур Менго). Заявив в полицию об исчезновении Амины, Юрий и Татьяна рассказывали, что девочка ехала с ними в машине на железнодорожный вокзал. Остальные ребятишки, мол, остались у бабушки. Версия, которую Кудрявцевы озвучили полицейским, выглядела очень странно.

— Приемная мать сказала, что рано утром они с мужем и маленькой Аминой отправились на машине на вокзал встречать старшую дочь, — рассказал начальник следственного отдела Криворожского отдела полиции в Днепропетровской области Александр Гоптарев. — По пути остановились, а уже на вокзале вдруг обнаружили, что девочки в автомобиле нет. Они путались в показаниях, и изначально что-то подсказывало: оба скрывают правду. Позже от отца мы узнали, что девочка умерла и ее тело уничтожили. Возможно, у него проснулась совесть или же стало страшно… Мужчина расплакался и все рассказал. Приемный отец показал место, где уничтожили труп и спрятали останки.

В ходе следственных действий мы установили, что супруги везли тело девочки по трассе Н-11 в направлении Николаева и, отъехав от города на 16 километров, свернули к лесополосе. В двух километрах от дороги сожгли труп в металлическом контейнере. На это ушел час. Затем останки завернули в полиэтиленовый пакет, привязали его к шлакоблоку и выбросили в водоем неподалеку.

При проведении молекулярно-генетического исследования было установлено совпадение генотипов биологического вещества с зубной щетки Амины и найденных в водоеме останков. На основании этих доказательств приемным родителям девочки сообщили о подозрении по статьям «Надругательство над телом погибшей» и «Заведомо ложные показания о совершении преступления».

Сами Татьяна и Юрий Кудрявцевы общались с журналистами один-единственный раз: сразу после исчезновения Амины они дали пресс-конференцию. Татьяна рассказала, что по дороге на вокзал Амина якобы попросилась в туалет. Вернулась ли она в машину, супруги… не проверили и поехали дальше. Разговаривая с журналистами, женщина не снимала темных очков. А как только стала известна версия полиции, отказалась общаться с прессой.

На суде была и родная бабушка погибшей девочки Элла Менго. Пожилая женщина пришла за час до начала заседания. Принесла с собой фотографии маленькой Амины и внука Тимура.

*Амина Менго жила в доме семейного типа Кудрявцевых с 2012 года. Фото из соцсетей

— В прокуратуре сообщили, что статья, по которой сейчас судят Кудрявцевых, предусматривает максимум семь лет лишения свободы, — сказала «ФАКТАМ» Элла Менго. — Мол, за надругательство над телом покойника больше не дают. Но я считаю, что для этих людей даже пожизненного заключения мало. Надеюсь, следствие все же установит причину смерти нашей девочки и этих людей будут судить по всей строгости закона. Судебно-медицинские экспертизы продолжаются. Мне до сих пор не отдали останки, поэтому мы пока даже не смогли Аминочку по-человечески похоронить…

— Вы разговаривали с Кудрявцевыми?

— Нет. Собиралась задать им несколько вопросов, но не смогла подойти — не хватило сил. Мне страшно общаться с людьми, которые способны разрезать ребенка как тушку курицы. Что стало причиной смерти Аминочки, могу только догадываться. Не исключено, что внучка действительно умерла из-за передозировки гормонального препарата — я предупреждала Кудрявцеву, что это лекарство не нужно ни Амине, ни Тимуру. Либо Кудрявцевы избили ребенка. Но это только предположение.

— А что говорит брат Амины Тимур? Ведь он тоже рос в этой семье.

— О смерти сестрички я ему пока не сказала. Психологи предупредили, что еще не время. Тимур помнит, что в тот день, 2 июня, его вместе с другими детьми отвезли к родственникам Кудрявцевых. «А Амины почему-то с нами не было, — говорит. — Я так понял, что она приболела». С тех пор он сестричку не видел. О Кудрявцевых Тимур не говорит ничего плохого. По-прежнему называет их мама Таня и папа Юра.

Когда после всех этих событий у Кудрявцевых забрали детей и я впервые за долгое время смогла прийти к внуку, он меня испугался. Оказалось, их с Аминой настраивали против родной бабушки. «Мама говорила, что ты меня украдешь, — пожаловался Тимур. — Пугала, что приедет бабка, украдет меня, сдерет шкуру и сделает из нее себе ботинки». О родной маме Илоне ему говорили: «Она у тебя пьяница. Поэтому ты и родился карликом». Тимур уже несколько месяцев не видел Кудрявцевых и понемногу адаптируется. Вырос на полтора сантиметра без каких-либо препаратов.

— Ваша дочь, родная мать Тимура и Амины, по-прежнему в Арабских Эмиратах?

— Пока да. Она не может выехать, потому что находится там нелегально. Денег, чтобы заплатить штраф, у дочки нет. Я решила ее не ждать и сейчас сама оформляю опекунство над Тимурчиком. Пока что внук помещен в реабилитационный центр. Никому его не отдам. Знала бы, кто такие Кудрявцевы, ноги бы их в моем доме не было…

«Татьяна заявила, что мои внуки такие худые, потому что… много бегают по двору»

Амина Менго и ее братик Тимур жили в доме семейного типа Кудрявцевых с 2012 года. Как рассказывала корреспонденту «ФАКТОВ» их родная мама Илона, она уехала за рубеж из-за бывшего мужа. Дескать, супруг преследовал ее, искал по всей Украине, жестоко избивал. Вот она и вынуждена была скрываться в другой стране. Детей оставила маме.

— Я инвалид, болею с 2003 года, — говорит Элла Менго. — В какой-то момент мне стало совсем плохо: уже не выходила на улицу, не могла взять ребятишек на руки. Сказала нашему педиатру, что хочу временно отдать внуков в интернат. Приехала комиссия из исполкома, Тимура и Амину забрали в больницу на обследование. Когда дети еще были там, ко мне домой пришла женщина, представилась, что она из исполкома. Это была Татьяна Кудрявцева. «Я так вам сочувствую, — сказала. — Если вашим внукам нужна помощь, говорите, все сделаю. Привезу им подгузники, питание…» Она была очень доброй, ласковой, как родная. Начала навещать меня едва ли не каждый день. Уговаривала, чтобы я оформила внуков в их семью. «Брат с сестричкой переселятся к нам, но мы постоянно будем их к вам привозить, — обещала Татьяна. — Станем одной семьей. Вы почувствуете себя самой счастливой бабушкой на свете!»

По словам Эллы Менго, Татьяна уговорила ее написать соответствующее заявление, и 16 мая 2012 года Кудрявцевы забрали Амину и Тимура.

— С тех пор такая добрая и заботливая Татьяна вдруг стала меня избегать, — вспоминает Элла Менго. — Сколько я ни просила ее привезти детей, все было бесполезно, у нее всегда находились отговорки. То дети простудились, то боятся садиться в машину… Когда Татьяна однажды показала их фотографии, я ужаснулась: дети так похудели! Но приемная мать сказала, что они просто… много бегают по двору.

Встречаться с Аминой и Тимуром я стала только после того, как написала заявление в службу по делам детей. Тимур мне показался каким-то испуганным. Постоянно смотрел на Татьяну, боялся без ее разрешения даже взять в руки машинку. Когда внуки жили со мной, они каждый день пили молоко. А тут вдруг отказались. Я спросила у Татьяны, почему не дает им молока, и услышала в ответ: «Потому что они после него ср… т!» И вдруг женщина взбеленилась: «Как вы мне все надоели! В больницах тоже цепляются: „Что у вас за худые карлики?“ Генетика у них такая!»

Кудрявцева всеми способами пыталась оформить детям инвалидность. Сначала добивалась, чтобы их признали умственно отсталыми. Когда с этим диагнозом не получилось, просила назначить Амине группу из-за ревматизма. Опять ничего не вышло. Тогда Татьяна сказала: у детей карликовость. Мол, они слишком маленькие. Я объясняла, что их мама Илона в детстве тоже была крошкой. Дочь и сейчас невысокая — всего 150 сантиметров. Но Татьяна уверяла: это ненормально. Она настояла на том, чтобы детей ввели в так называемую клофелиновую кому. Как мне объяснили врачи, в состоянии комы берут пункцию костного мозга. Я говорила Кудрявцевой, что у Амины слабенькое сердце, с ней нельзя проводить такие эксперименты. «Не мешайте! — отрезала Татьяна. — Мы будем делать то, что посчитаем нужным». А когда я начала возмущаться, Кудрявцева выпалила: «Детей ты больше не то что не увидишь, даже по телефону не услышишь!» Это было осенью 2014 года. Кудрявцева сдержала слово: с тех пор я не слышала ни Тимура, ни Аминочку…

«В закрытом режиме будут проводиться только допросы малолетних свидетелей и обвиняемых»

Удовлетворил ли суд требование Кудрявцевых сделать судебные заседания закрытыми? И почему супруги не арестованы — ведь их подозревают в тяжком преступлении? Эти вопросы «ФАКТЫ» задали заместителю руководителя Криворожской местной прокуратуры № 3 Алексею Пустоварову.

— Подсудимые настаивали, чтобы заседания были закрытыми, — сообщил нам Алексей Пустоваров. — Мы придерживались позиции, что процесс должен быть открытым. В результате суд принял решение: проводить слушания в открытом режиме, кроме допросов малолетних свидетелей и самих обвиняемых.

— С малолетними свидетелями понятно. Но зачем делать закрытыми допросы Кудрявцевых?

— Суд принял такое решение, и обжаловать его невозможно. Подсудимые уверяли, что допросы будут касаться их личной жизни. Они не признают вину.

— В июле Кудрявцевых отпустили под домашний арест. Какая у них мера пресечения теперь?

— Сейчас меры пресечения нет. Вопрос на предварительном судебном заседании не поднимался, и этому есть объяснение. Когда в июле супругам избирали меру пресечения, существовал риск, что подозреваемые могут влиять на ход досудебного следствия. Сейчас такого риска нет.

— Но ведь обвиняемые могут уехать из страны…

— Вряд ли они станут это делать. В суде слушается несколько гражданских дел, в которых подсудимые выступают истцами. Супруги через суд пытаются отменить решение исполкома, в соответствии с которым у них отобрали детей. Оснований считать, что они планируют бежать за границу, нет.

— Сейчас Кудрявцевых судят за надругательство над телом Амины…

— И за дачу заведомо ложных показаний. Речь идет о показаниях, которые женщина давала в полиции, рассказывая об исчезновении Амины. Что касается причины смерти девочки, то она до сих пор не установлена. Дело по факту смерти Амины Менго выделено в отдельное производство.

— Говорят, что останки полностью выгорели и узнать по ним причину смерти уже невозможно. Это правда?

— Судмедэкспертизы еще идут. Смогут ли эксперты назвать причину смерти, пока не известно.

Следующее судебное заседание состоится 22 ноября.

А поделиться?



Читайте также: