Теперь он Ворон: Бывший житель Донецка рассказал о прелюдии оккупации и предостерег криворожан

logo
143800_teper_on_voron_byvshij_zhitel_donecka_ras.jpeg


С начала боевых действий на Донбассе и установления порядков «русского мира»  в фейковых ДНР и ЛНР многие наши соотечественники вынуждены были покинуть свои дома и выехать на безопасную для себя и своих детей территорию Украины. Сегодня они живут рядом с нами и пытаются построить новый дом, который стал бы для них родным. Их присутствие среди нас очень важно, ведь они – живые свидетели того, что предшествовало началу боевых действий – как развивались события, как вели себя люди, какие настроения были, как могло случиться,  что на мирной еще недавно земле вдруг поселилось большое горе – с человеческими жертвам и разрушениями.

Многие переселенцы, как мы их теперь называем, мечтают хотя бы найти нормальную работу и кров над головой, поскольку это задача не их простых. Но есть и такие, кто мечтает о возмездии – уйти на передовую и расплатиться с теми, кто нарушил  привычный уклад, поправ право на мирную жизнь, и исковеркал судьбы миллионов украинцев.

К их числу принадлежит и Андрей Ворон (так просил назвать себя в публикации наш собеседник) – сегодня криворожанин,  а кем он станет завтра с точки зрения места проживания, пока неизвестно. Единственное, что он знает точно, что, в любом случае, он останется украинцем, а его Родиной – Украина.

Ему, дончанину, активному представителю проукраинской общественности, особенно непросто приходилось  с 2005 года, когда пророссийские силы в Донецке поняли, что Помаранчевый майдан закончился  и наступает время расправы с теми, кто принимал в нем участие. Угрозы, пресс правоохранительной системы, фабрикование дела, СИЗО – со всем этим Андрею пришлось жить вплоть до следующего Майдана. Но и в этот раз он был на всех митингах проукраинских сил, вплоть до последнего, 13 марта 2014 года, на котором был убит пресс-секретарь местной организации «Свободы» 22-летний Дмитрий Чернявский.

По словам нашего собеседника, особенно страшно события развивались в апреле, впрочем о многом, что пришлось пережить самому, он рассказал в этом интервью, во время которого чувствовалось, что воспоминания и слова даются ему непросто.

К сожалению, в силу определенных обстоятельств, не всем, о чем рассказал наш собеседник, мы можем сегодня  поделиться с криворожанами. Порою он резок в определениях и оценках, это может не совпадать с мнением редакции нашего сайта, но это его правда и, вероятно, его право – право человека, в чей дом позвали войну.

— Андрей, думаю, многим моим землякам хотелось бы услышать, что происходило в Донецке до начала оккупации, от непосредственного участника тех событий? Что предшествовало оккупации? Как могло получиться, что люди позвали в свой дом оккупанта?

— Вы знаете, прежде хочу развеять миф о тотальной и повсеместной поддержке «ДНР»  местным населением — рассказать о референдуме 2014 года, накануне которого мне пришлось побывать на некоторых избирательных участках вместе с представителем российского  «Мемориала» — 10 мая мы побывали в Славянске,  Краматорске, Дружковке. А уже в день референдума, 11 мая,  объезжали избирательные участки в Донецке (Ленинский, Ворошиловский и Калининский районы).  Поэтому точно могу сказать, что согласно подсчета наблюдателей от «Мемориала», всего по 3-м центральным районам Донецка явка на референдуме была 29-31%.  Думаю, что такая же явка, или немного меньше, была и в Славянске, Мариуполе…Из проголосовавших  наиболее активными были молодые люди и люди среднего возраста. А вторая половина – дедушки и бабушки, просто пришли молодость вспомнить, тряхнуть стариной…А почему очереди были, которые потом по российскому телевидению показывали? Потому что  не были открыты все избирательные участки, получилось, что на каждом из районов было по 2, а то и по 1 участку. А в Донецке районы большие, город густонаселенный. Вот и показали картинку с толпами людей.

Донецк1— А до референдума что происходило в Донецке? Ведь все мы знаем о том, какую политику проводили региональные власти Донецкой и Луганской областей. Но что с людьми? Люди то оказались готовыми к идеям сепаратизма?

— Не все. Если говорить о проукраинских митингах, начавшихся в Донецке с конца февраля, они были многочисленными.  Митинги собирали тысячи людей – центр города был полностью заполнен людьми, которые не хотели жить в ДНР. Но нас застали врасплох, как и Крым. В Донецке не было вожака, организаторов, которые могли бы организовать и повести за собой проукраински настроенную часть населения.

Позже, во время пророссийских митингов, которым пытались противостоять небольшие группы проукраински настроенных граждан, митингующие за Россию битами и досками тем, кто за Украину, проламывали головы – глаза на лоб лезли.

0ba32722386d6b4b866a2ca9e66ace12«Мусора» донецкие при этом стояли и улыбались, после чего хватали наших же (проукраински настроенных) – за хулиганство и т.д. И это несмотря на то, что на тот момент милиция еще была в структуре украинской, вернулся из Киева домой  «славный»  донецкий «Беркут»!

Еще  до референдума шахтеры ахметовских шахт после смены шли на блокпосты…

Еще  до референдума шахтеры ахметовских шахт Скочинского, Абакумова, Петровской,Челюскинцев, Трудовской (это Петровский и Кировский районы) после смены шли на блокпосты. Они жили тогда нормально, у многих дома были ружья, вот они и взяли карабины, двустволки, топоры – у кого что было дома. На блокпостах стояли бригадами, привлекая своих родственников – племянников, сыновей и т.д. Именно они сыпали песок , укладывали бетон, валили деревья. Это происходило на улице Кировской, на выездах в Старомихайловку, Красногоровку, с улицы Дагестанской…    Самосвалы с шахт возили им песок, бочки, камни, блоки бетонные. Также организовано с шахт их снабжали продуктами питания на блокпостах. Все было организовано, за всем этим стоял Ахметов.

Brek_2JCIAAP14-

-Т.е. правоохранители еще до референдума заняли антигосударственную, антиукраинскую позицию?

— Надо понимать, что правоохранительные органы в Донецке  все, от милиции до судейского корпуса, все, насколько я понимаю, подчинялись господину Ахметову. Насколько я слышал и знаю, ни один судья, ни один прокурор, ни один начальник райотдела и горотдела полиции не назначались в Донецк на должность без согласования с Ахметовым. «Хозяин» давал добро на кадровые назначения, а значит, и служили «хозяину».

— А обычные люди как жили в этот период? Как реагировали на происходящие события?

— Понимаете, если человек не попадает в эти 30%, которые пришли на референдум, это не означает, что он за Украину, ему может быть просто все равно – они ни за Украину, ни за Путина – они сами за себя.  Дончане во многом схожи с криворожанами. Здесь, в Кривом Роге, я слышу такую же риторику: — Мы – локомотив экономики, мы платим 60%… Кошмар! То же самое было в Донецке: — Мы локомотив, мы 60%…Мы кормим всю Украину…

О чем это говорит? Люди малообразованные, они дремучие, часть из них даже любили Украину и сейчас любят. Но вы поймите, рабочему человеку книжками шелестеть не надо. И вся местная властная банда воспользовалась этим. Часть из людей пошла  на референдум по незнанию и недопониманию. Я уверен, что если бы людям  тогда объясняли – ребята, что вы творите, это же все совсем не так – они бы повели себя по-другому. А донецких всегда воспитывали в таком, знаете, духе  местного эгоизма. Вот и в Кривом Роге здесь у Путина хорошая бы республика получилась. Хотя здесь немного светлее, чем в Донецке. Не знаю почему. Я это связываю с удалением от московской границы. Чем дальше от московской границы – тем люди светлее.

— Вы говорите «местный эгоизм», а можно сказать «региональный патриотизм»?

—  Я объясняю всегда, что «патриотизм» — это понятие высокое, оно почти всегда такое же высокое, как и «правда» и «свобода» по значению, по весу. Патриотизм не  ограничивается городом, областью, или еще какой-то территорией. Патриотизм — это любовь к Родине, к  стране – это наше небо, это наше солнце.

Любовь к одному городу или одному краю — это гадкий местный эгоизм

А если вы считаете патриотизмом любовь к одному городу или одному краю, то это у вас гадкий местный эгоизм. При чем в Донецке этот гадкий местный эгоизм замешан на … Ну что вы хотите,  город носил имя Сталина. А кто такой Сталин? Один из вернейших приспешников Сатаны, виновен в крови и смертях миллионов. А Донецк носил имя Сталина и сейчас его имя и дух там присутствуют и будут присутствовать – не Сталин, так Ленин, Артем – огромные памятники стоят! Памятник Ленину в Донецке – один из крупнейших в Украине – такие стояли в Харькове, Запорожье, Киеве – областных центрах. И кстати существует теория, что их устанавливали  неспроста, а чтобы они несли злую силу. Как говорят дончане: – Стоит Володенька наш, стоит слава Богу!

После Помаранчевой революции мы думали,  что «Майдан перемиг», что возврата назад уже не будет. А Донецкая республика выползла в начале мая 2005 года, когда Боря Колесников сидел в тюрьме, а республика выползла с такими же флагами, как и в этот раз. Командовал ими тогда товарищ Хряков (он есть в Ютубе, можете посмотреть) и он сейчас живет в Донецке, ходит в пилотке с красной звездой. Еще в 2005 году Хряков угрожал нам, проукраинским активистам :  — Когда мы власть захватим, мы с вами расправимся, —  и прав оказался.

До событий 2013 года в Донецке создавались пророссийские общественные организации, к примеру «Українське реєстрове козацтво», которое собой представляло часть промосковской пятой колонны. «Українське реєстрове козацтво» – просто смешно!Мэром на тот момент был господин Лукьянченко – вдохновитель и организатор всего этого антигосударственного шабаша в Донецке.

96677abe4c315b0a50f386ce6f6c02e4— А кто такой Захарченко? Откуда он появился?

— Понятия не имею. Я о нем услышал, когда захватили Донецкий горисполком. Я знаю людей, которые, когда ОГА была захвачена, некие лица марадерствовали по кабинетам – тащили кожаную мебель, имущество…  Так вот Захарченко также марадерствовал. Он был один из мародеров – лазил по кабинетам, тащил компьютеры, кожаные стулья. А потом как-то пошел, пошел, пошел…

— В СМИ появлялась информация о том, что на оккупированной территории партизаны действовали или действуют?

— Я не верю в донецких партизан – это все для поддержания бодрости духа читателей интернета. В Донецке партизан нет. Там не тот уровень сознательности у людей, чтобы остаться и партизанить. Какие партизаны, если Донецк отдали без боя?

Когда еще в Донецке стояли украинские войска, части МВД и спецназ, которые прошли Майдан – в них кидали бутылки, кирпичи. Я общался с ними тогда — из пяти четверо готовы были защищать Украину,  они сказали – у нас нет команды. Мы бы все это подавили  в начале – средине апреля. Донецк отдали . Откуда там возьмутся партизаны?

Проукраинские дончане, преимущественно, выехали из Донецка – им оставаться там небезопасно. К примеру, и за мной приходили , «разговаривали», если можно так сказать. Интересовались, почему я не защищаю ДНР. Партизанское движение возможно лишь при условии поддержки местного населения, а какая «партизанка» может быть в Донецке, если там… в Киеве – Майдан, люди умирают, а нам не надо – мы работаем…Зачем нам Майдан, мы же работаем? Мы должны семьи кормить…

Спецоперации, безусловно, проводятся, но не силами партизан, а силами военной контрразведки и контрразведки СБУ. Точечные операции, такие как ликвидация Мотороллы. Я не сомневаюсь в том, что это наши ликвидировали.

— Какие планы у Вас сейчас? Где Вы видите свое будущее?

— По ряду обстоятельств я не смогу больше вернуться в Донецк. Жизнь покажет, что будет дальше. Сейчас я планирую попасть на передовую.

— А какие настроения сейчас в Донецке? Что там сегодня происходит, знаете?

— (Пауза — ред.) Думаю, как Вам ответить… Если кто-то делает свою работу ради Мамы, которая у нас Великая, Древняя и Святая, то там по другому. Для меня, например, важно первое – я могу жить в землянке, есть сырую картошку с корнями, лишь бы Украина стала на ноги.  Там многие — «ходячие  животы», они не живут подобными категориями. Поэтому о переосмысление у многих не приходит, ведь чтобы оно пришло, надо отталкиваться от мысли.

Сейчас вспоминаю, как все рушилось на глазах людей и с их же помощью. Самые яркие воспоминания о происходящем в Донецке:

2016 год – «Варус» разграбили. Все, кто связан был с ДНР, тащили ящиками масло, рыбу… Страшно было смотреть на засохшие пальмы в «Макдональдсе». В магазине АТБ по ул. Дагестанской сидят «дикие» _боевики – ред.) с пулеметом, мешки с песком, а над ним светится вывеска «Національна мережа АТБ».

7df5f64ac248e12f61568aeb8a1ca04c

А когда  «дикие» грабили офис «Райфайзенбанк Аваль» на Федора Зайцева! Это было,  когда еще донецкая милиция носила форму сотрудников украинской милиции — 2014 год , начало июня. Представьте, рядом УВД области, рядом УВД города,  «дикие»  «УРАЛом» въехали во двор, высадили ворота, носили имущество, документы… А донецкие «мусора» в 100 метрах перекрывали проспект  Дзержинского и перекрывали  проспект Павших коммунаров в 200 метрах – охраняли общественный порядок , так сказать!  Все это происходило на глазах  и с согласия  начальника милиции Донецкой области Романова, который не сопротивлялся захвату сепаратистами здания облгосадминистрации, зданий УВД и так далее. Позже, благодаря журналистам, вся Украина узнала, что Романов спокойно наслаждался жизнью в Киеве, выехав из оккупированной территории. Благодаря журналистам, ему пришлось куда-то снова выезжать (см. видео ниже).

Могу рассказать о том, как и кто стреляет по мирным кварталам. Когда обстреливали наши дворы. Обстрел начинался всегда неожиданно — подходишь к окну с сигаретой и чашкой кофе, слышишь свист снаряда, бежишь в центр квартиры, падаешь на пол. Через  минут 7-8  думаешь все, закончилось. Только поднимешься… снова свист, снова падаешь на пол. Бьют по дворам, по детским площадкам, по садикам — по чему попало!  Летом сразу после обстрела  поднимается желто-коричневая пыль  выше  многоэтажек, медленно идет так… И в этой пыли из-за угла внезапно  бегут «Лайф Ньюз», «Звезда»… За углом стояли! Две минуты, понимаете? Они знали точно, что в 13.22  обстрел закончится! Тут же местные  «дикие»  бегут по дворам, подымают тех, кто живой  и начинают: — Украина стреляет, а вы тут водку жрете – идите в армию! А россСМИ уже все снимают. Свидетелем таких ситуаций мне приходилось бывать неоднократно.

В январе 2015 –го, где-то числа 11, был обстрел поселка Мирный в Донецке. В интернете можно найти, выложили, что обстреляли ВСУ из 120 мм минометов.  Так вот — стреляли из черты города, границы Куйбышевского  и Кировского районов, от питьевых ставков. Я в это время там как раз находился  — за моей спиной метров в 50 стрелял миномет. У меня от ударной волны зеркало в автомобиле отпало. Утренняя тишина, туман, дождь (мороза не было) и слышу, как летит мина и Мирный разлетается на куски.  Вот что происходит…

— А как их вернуть граждан Родине, тех, которые живут на Донетчине? Ведь рано или поздно вопрос с оккупацией решиться. Но как можно ментально вернуть людей?

— Боже упаси, Вы что, шутите?  Их нельзя возвращать . Посмотрим  правде в глаза. Забудем тот момент, что мои дети три года дома не видели. Разберемся. Украина большая – люди хорошие. Для Украины это просто подарок, что эти территории оккупированы и что люди, живущие там сейчас не голосуют. Это просто подарок! Для Украины это счастье, что этот гнойник попал под оккупацию.

— Вероятно, выборы когда-то надо будет проводить и на Донетчине. Сейчас это тема также Минских соглашений.

— Какие выборы?  Надо выбивать оттуда оккупантов и боевиков — проклятых гадов! Выбивать, невзирая ни на что! Потом вводить какое-то политическое ограничение, что-ли, населению, с чьего позволения все это произошло – лет на 25. Какие выборы? Лишение права голоса, лишение гражданских прав, реализация которых влияет на определение политического и гражданского устройства в Украине! Ни в коем случае нельзя простить! Дать им особый статус – надеть короны на головы, чтобы они почувствовали себя хозяевами жизни?

— Но ведь там остались и хорошие люди, и нормальные граждане? В случае ограничений мы и их обрекаем на такую же жизнь?

— Хорошие люди и граждане, поверьте, все поймут. Большинство из них выехало уже, а немногие оставшиеся готовы к лишениям во имя страны и справедливости.

Знаете, прошлым летом на Щегловском кладбище в Донецке, где хоронят «диких», еду и наблюдаю такую картину — сидят черные вороны на их могилах.  Еду дальше, вижу —  мирные похоронены, убитые от обстрелов, могилы свежие. На могилах  — два белоснежных голубя. У меня «волосы дыбом стали»!

— Никто не позволит просто взять и изолировать территориально, разделить людей, лишить гражданских прав. Не забывайте, что сейчас все происходящее у нас, контролируется и международными партнерами, весь мир наблюдает за нами!

— А для этого наш Главнокомандующий должен гореть! Гореть, как Хмельницкий и Мазепа, гореть как горел Бандера! Они были и остаются звездами и свет их виден и сейчас и люди на них ориентируются и знают. Он, может, и не плохой человек наш Петр Алексеевич – бизнесмен, семьянин, у него дети…  Но для Украины этого мало! Ему есть, у кого поучиться, если есть желание учиться…

— Если мы не прислушаемся к Европе, к миру, могут просто снять санкции с России. Мы лишимся международной поддержки и сможем ли сами отстоять свою страну?

— Я думаю, что впереди нас ждут очень тяжелые два года. Настолько тяжелые, что 2014 мы будем вспоминать как Новый год. Потому что россияне бросят все свои силы и средства на наши президентские выборы, чтобы посадить своего человека – Савченко, Медведчука, кого-то там еще с их банды. Они на это бросят все, потому что это будет их последний шанс в жизни. И нам необходимо будет противостоять этому и выстоять!

Что происходит сейчас? Наши войска стоят, их лупят со всех сторон, а им нельзя отвечать.  Оккупантам и местным боевикам (я их не зря называю «дикие») на один удар надо отвечать двумя или тремя ударами, только тогда  у «зверья» в глазах появляется «здравый смысл» и то, это не здравый смысл, а боязнь – больно!

— Но другого пути разве нет? К примеру через церковь? Возможно она сможет повлиять на людей с оружием в руках и безоружных?

— Я вас умоляю! Там же одна Московская церковь – это церковь? Это враждебная Украине военная финансовая организация , цель которой захват земли и сбор денег на колониальных и оккупированных землях и расширение границ московской власти! Мне больно смотреть, когда на Пасху и в Кривом Роге ломятся к московским церквям, где молятся за здравие Кирилла, Путина и Онуфрия,  а наша украинская стоит пустая.

— Скажите, что надо изменить в правоохранительных органах, чтобы туда действительно шли патриоты, люди чести и долга? Чтобы их не называли «мусорами», в том числе и Вы?

— А не надо ничего менять в полицейской системе, надо менять судейский корпус . Мы рвемся в Европу, нам дали авансом безвиз, показываем, что, мол сделали реформу МВД. Реально сделали лишь реформу патрульно-постовой службы .  А вы знаете, какая страшная мафия судейская и прокурорская? Это немыслимо! Они как были, так и остались на своих местах. Если суды и прокуратура будут работать законно и по закону, полиция войдет в русло. Но именно правоохранительная система определяет состояние общества, его здоровье. С этим у нас, по-прежнему, проблемы.

Кстати говоря, я удивлен – в Кривом Роге столько наркоманов!

Вот на этой ноте и закончилась первая часть нашей беседы. Нам предстоит встретиться еще, ведь Андрей Ворон снова вспомнил что-то важное, о чем необходимо рассказать людям. Говорят, запоминается последняя фраза — приехавший из оккупированных территорий удивлен количеством наркоманов в мирном Кривом Роге!  А еще у нас есть металлисты, кабельщики, минеры… И в этом, во многом, виноваты правоохранители – те, кто «крышует»  и те, которые знают о тех, кто крышует и молчит. Да, и кстати, мы совсем не уверены, что в случае благоприятной политической ситуации для появления в городе «зеленых человечков» — предвесников КНР, наши полицейские  встанут на  защиту украинских законов и украинской земли.

А поделиться?