«Родив 13-го ребенка, я сказала врачам роддома, что приду к ним еще не раз»

logo
204586_rodiv_13_go_rebenka_ja_skazala_vracham_ro.jpeg


В Днепре выписали из больницы многодетную маму, страдающую врожденным пороком сердца

В Днепропетровской областной больнице имени Мечникова у 38-летней женщины появился на свет 13-й ребенок. Несмотря на большие риски, многодетная мама Александра Рясиченко родила сама. Ситуацию осложнял диагноз роженицы — Александра страдает врожденным пороком сердца. Когда женщина узнала, что ждет ребенка, многие врачи советовали ей прервать беременность. Но они вместе с мужем решили сохранить малыша.

«Мы давно договорились: у нас будет столько детей, сколько даст Бог»

— Других вариантов даже не рассматривали, — призналась Александра Рясиченко «ФАКТАМ». — Каким бы высоким ни был риск, от своего ребенка мы не отказались бы. Я настроилась, что все будет хорошо. И с помощью врачей так и произошло. Родился здоровый мальчик. Мы с мужем давно договорились: у нас будет столько детей, сколько даст Бог. Поэтому, если забеременею снова, пойду рожать. И никакие болезни меня не остановят.

Мы поговорили с Александрой на следующий день после выписки из больницы. Во время нашего разговора в трубке был слышен шум и детский смех.

— Дети рады, что мама вернулась домой, — говорит Александра. — Да еще и не одна, а с братиком. Мы назвали его Мироном. Имя выбирали всей семьей. Этого ребенка мы очень долго ждали. Дело в том, что год назад у меня родился мертвый малыш. И для нас с мужем, и для детей это стало трагедией. Когда я узнала, что опять беременна, все очень обрадовались. Самый младший Семен (сейчас ему три года) не мог дождаться, когда в семье появится кто-то младше его самого.

*»Имя для сына выбирали всей семьей. Решили назвать его Мироном», — говорит Александра Рясиченко

— Когда вы узнали, что страдаете пороком сердца?

— Еще во время десятой беременности. Своего первенца родила в 19 лет. Первые четыре беременности протекали достаточно легко, даже токсикоза не было. А потом начались проблемы. Из-за угрозы преждевременных родов приходилось по несколько месяцев лежать на сохранении. К тому же появилась сильная одышка. Я подозревала, что у меня проблемы с сердцем, но почему-то ни один врач ни разу не подсказал мне пройти УЗИ.

На УЗИ направили только во время десятой беременности. Тогда же и выяснилось, что у меня врожденный порок сердца. Врачи, узнав об этом, испугались: «Как же вы будете рожать?» Объясняли, что это очень большой риск. А я в тот момент уже была на седьмом месяце. Муж сказал: «Все будет хорошо. Девятерых родила — и десятого родишь».

Наверное, мне передалась его уверенность. Теперь я об этом диагнозе даже не думаю, не зацикливаюсь. Хотя, разумеется, выполняю все предписания врачей: лекарства, капельницы. Главное для нас — чтобы дети были здоровы.

— На десятом ребенке вы не остановились…

— Нет. Хотя врачи, уже зная мой диагноз, отговаривали. Мы же решили верить в лучшее. Кстати, кроме порока сердца, были и другие сопутствующие проблемы. Во время девятых родов у меня открылось кровотечение. Кровоостанавливающий препарат спровоцировал аллергию, а как следствие — отек Квинке (сильный отек кожи и слизистых оболочек. — Авт.). С тех пор мне противопоказаны многие медицинские препараты — аллергия даже на валерьяну и парацетамол. В случае с Мирончиком все было еще сложнее: малыш шел не головой, а попой. Вариант кесарева сечения врачи тоже исключили: и без того был риск кровотечения.

На моих родах присутствовали 16 медиков. На всякий случай подготовили реанимацию, но она, к счастью, не потребовалась. Я благодарна врачам областной больницы имени Мечникова. За последние 19 лет встречала разных врачей, и отношение ко мне тоже было разным. Одни уверяли, что не смогу выносить ребенка, другие ругали, что в очередной раз забеременела… А тут ко мне отнеслись как к родной.

Несмотря на все риски, я не боялась. Почему-то была уверена, что все будет хорошо. Мирончик родился с весом 3100, ростом 50 см. Абсолютно здоровый ребенок. Мы с мужем счастливы. А как радуются дети! Маленькие не отходят от меня ни на шаг. Четырехлетний Эмиль говорит: «Мамочка, от вас так молочком пахнет!»

«Если муж видит, что я устала, зовет меня на прогулку. Пройдусь по парку — и уже отдохнула»

Александра Рясиченко называет всех детей по старшинству: 18-летний Даниил, 17-летняя Надя, 16-летний Тимофей, 15-летняя Ангелина, 13-летний Марк, 11-летняя Валентина, девятилетняя Фрида, семилетняя Полина, шестилетняя Сусанна, четырехлетний Эмиль, трехлетний Семен. А теперь и самый младший — Мирон.

— Я сама из многодетной семьи: у меня две сестры и пять братьев, — рассказывает Александра. — Муж тоже в своей семье четвертый ребенок, у него есть брат-близнец. Мы с Иваном оба верующие, познакомились в церкви. Поженились 19 лет назад. Я мечтала о большой семье.

*»Наша семья живет в трехкомнатной квартире. В тесноте, да не в обиде — это как раз о нас», — признаются супруги

— Как вы с ними управляетесь? Вам кто-то помогает?

— Только муж и старшие дети, — рассказывает Александра. — Муж работает, но после пяти часов вечера он дома и во всем мне помогает. Он и готовит, и убирает. Раньше, когда он работал допоздна, было тяжелее. У старших детей распределены обязанности: они дежурят по неделям. Один неделю моет посуду, другой помогает убирать. Потом меняются. Младшие помогают мне готовить. У меня и вовсе день расписан по минутам. Проснулась — и сразу в свой офис. Так я называю кухню (смеется).

— Устаете?

— Иногда. Но, опять-таки, помогает муж. Если он видит, что я устала, сразу зовет меня на прогулку. Пройдусь часик по парку — и уже отдохнула. Не было такого, чтобы мне хотелось все бросить и сбежать. Я очень сильно люблю свою семью. Старшие дети уже совсем взрослые. 18-летний Даня получил профессию — выучился на сварщика и водителя. Надя на третьем курсе колледжа, учится на оператора компьютерного набора. Тимофей тоже в колледже. А еще у нас все дети занимаются музыкой. Даниил играет на баяне, Тимофей — на балалайке (за свою игру получил пять медалей), Марк и Валентина — на бандуре, Фрида и Полина — на фортепиано. А Тимофей и Марк играют на гитаре. Так что у нас целый семейный оркестр. Дети воплощают папины мечты. Иван всю жизнь хотел сам заниматься музыкой.

— Вы живете в собственном доме?

— Нет. В трехкомнатной квартире. В тесноте, да не в обиде — это как раз о нас. Квартиру нам выделило государство, правда, тогда наша семья была гораздо меньше. Сейчас у нас есть спальня, в которой живем мы с мужем и теперь с Мирончиком. А еще комната мальчиков и комната девочек. Конечно, места не хватает, на диване спит по несколько человек. Как многодетная семья мы можем претендовать на расширение жилплощади. Но только чиновники дали понять, что в ближайшем будущем этого не произойдет. Попасть на прием к мэру не удалось. Сказали написать заявление в жилищный отдел администрации. Написала и получила ответ, что мы в очереди на квартиру 99-е. Так что боюсь, к тому моменту, когда подойдет наша очередь, уже и Мирончику исполнится восемнадцать.

Но, несмотря на эти трудности, мы счастливы. И я не исключаю, что наша семья станет еще больше. Если Бог еще даст нам детей, препятствовать этому не будем.

— Что говорят по этому поводу врачи?

— Разумеется, они говорят, что мне больше нельзя. Но при этом знают, что я приду к ним и, возможно, еще не раз. Врач говорит: «Я же знаю, что вы все равно меня не послушаете». Но при этом предупредил: если опять буду рожать, чтобы шла только к нему. Он хотя бы знает, что со мной делать (смеется).

— Роды были сложными, — сообщил «ФАКТАМ» профессор кафедры акушерства и гинекологии Днепропетровской академии Михаил Медведев. — Ребенок находился в тазовом предлежании. К тому же были риски, связанные с пороком сердца. Во время беременности женщине пришлось лежать на сохранении. К счастью, все прошло хорошо. Ребенок здоров, с мамой тоже все в порядке. Александра сказала, что не будет препятствовать очередной беременности. Конечно, мы ее отговаривали. Хотя по медицинским показаниям родить она сможет. Но никто не может гарантировать, что следующие роды пройдут без осложнений.

А поделиться?



Читайте также: