«Когда я спросила у Татьяны, за что она убила мою дочь, та… улыбнулась и пожелала мне здоровья»

logo
209801_kogda_ja_sprosila_u_tatjany_za_chto_ona_u.jpeg


Родная мама шестилетней Амины Менго из Кривого Рога, тело которой сожгли приемные родители, неожиданно вернулась в Украину, чтобы восстановить родительские права на сына, жившего в семье, где случилась трагедия

Татьяна и Юрий Кудрявцевы, подозреваемые в надругательстве над телом их приемной дочки — шестилетней Амины Менго, не дают комментариев журналистам и, как только видят камеры, прячут лица. Когда их дело начали рассматривать в суде, супруги попросили сделать заседания закрытыми. Суд их просьбу частично удовлетворил. Несмотря на возражения прокурора, допрашивать подсудимых будут без присутствия посторонних (в том числе и журналистов).

На последнем судебном заседании присутствовала невысокая женщина в хиджабе. Она держала в руках фотографию погибшей Амины. Оказалось, это родная мать Амины Илона Менго. Илона только приехала из Йемена, где жила последний год. Женщина вернулась в Украину за сыном Тимуром, братиком Амины, который после смерти сестрички находится в интернате. Илона заявила: несмотря на то что несколько лет назад ее лишили родительских прав, она во что бы то ни стало вернет своего ребенка.

«Детей ты больше не увидишь!»

Вкратце напомним читателю предысторию. Амина Менго и ее братик Тимур жили в доме семейного типа Кудрявцевых с 2012 года. Их мать Илона уехала за рубеж, оставив детей на бабушку Эллу. Но бабушка по состоянию здоровья справляться с детьми не могла и решила подыскать внукам опекунов. Познакомившись с Татьяной и Юрием Кудрявцевыми, Элла Менго сама просила соцслужбы отдать Амину и Тимура этим людям.

Не только Элла Менго считала Кудрявцевых образцовыми родителями. Такого же мнения были и работники соцслужб, и журналисты — о Татьяне и Юрии часто публиковали статьи в местных газетах. Кроме Амины и Тимура, в семье Кудрявцевых воспитывались трое родных и трое приемных детей.

*В приемной семье Амина прожила почти пять лет

В начале июня Кудрявцевы заявили в полицию об исчезновении девочки. Сказали, что малышка потерялась по дороге на вокзал. Поиски длились несколько дней, пока следователи не выяснили: Кудрявцевы сами сожгли тело мертвой Амины и утопили останки в водоеме.

По сообщению полиции, во время допроса Юрий Кудрявцев признался, что Амина умерла, приняв гормональные препараты, а они с женой, испугавшись разбирательств с органами опеки, решили избавиться от тела девочки. Позже пакет с останками нашли именно в том месте, которое указал приемный отец. Как рассказывал начальник следственного отдела Криворожского отдела полиции в Днепропетровской области Александр Гоптарев, супруги сожгли тело девочки в металлическом контейнере, после чего завернули останки в полиэтиленовый пакет, привязали его к шлакоблоку и выбросили в водоем в 16 километрах от Кривого Рога. При проведении молекулярно-генетического исследования было установлено совпадение генотипов биологического вещества, взятое с зубной щетки Амины, и найденных в водоеме останков.

Кудрявцевым предъявили подозрение по двум статьям Уголовного кодекса: «Надругательство над телом погибшей» и «Дача заведомо ложных показаний». В убийстве супругов не обвиняют, ведь причина смерти девочки до сих пор не установлена.

Сами Татьяна и Юрий Кудрявцевы общались с журналистами один раз: сразу после исчезновения Амины они дали пресс-конференцию. Татьяна рассказала, что по дороге на вокзал Амина якобы попросилась в туалет. Вернулась ли она в машину, супруги… не проверили и поехали дальше. Разговаривая с журналистами, женщина не снимала темных очков. А как только стала известна версия полиции, отказалась общаться с прессой.

Когда в полиции рассказали эти шокирующие сведения, «ФАКТАМ» удалось разыскать родную бабушку Амины и Тимура. Элла Менго не отрицала, что пять лет назад сама отдала детей Кудрявцевым.

— Эти люди подло меня обманули, — рассказала нам Элла Менго. — Клялись, что будут заботиться о детях и что я буду видеться с внуками, когда захочу. Но, как только оформили опеку, стали меня игнорировать. Не разрешали ни увидеть детей, ни поговорить с ними по телефону. Позже выяснилось, что они не дают детям ни мяса, ни молока. Тимур с Аминой и так были маленькими (их мама тоже невысокая), а от такого питания и вовсе перестали расти. Татьяна стала оформлять обоим инвалидность. Думаю, она это делала ради денег, чтобы потом получать пособие.

Сначала Кудрявцева добивалась, чтобы детей признали умственно отсталыми. Когда это не получилось, просила назначить Амине группу из-за ревматизма. Опять ничего не вышло. Тогда Татьяна сказала: у детей карликовость. Настояла на том, чтобы детей ввели в «клофелиновую кому». Как мне объяснили врачи, в состоянии комы берут пункцию костного мозга. Я говорила Кудрявцевой, что у Амины слабенькое сердце, с ней нельзя проводить такие эксперименты. «Не мешайте! — отрезала Татьяна. — Мы будем делать то, что посчитаем нужным». А когда я начала возмущаться, Кудрявцева выпалила: «Детей ты больше не то что не увидишь, даже по телефону не услышишь!» Это было осенью 2014 года. Кудрявцева сдержала слово: с тех пор я не слышала ни Тимура, ни Аминочку…

*Татьяна и Юрий Кудрявцевы, подозреваемые в надругательстве над телом их приемной дочки, не общаются с журналистами и просят сделать заседания суда закрытыми

«Аминочку я, конечно, уже не верну. Но за сына буду бороться»

Где же в это время была родная мать Амины и Тимура? Почему она уехала за границу и позволила чужим людям забрать ее детей? Сейчас, когда Илона Менго вернулась в Украину, у нас появилась возможность задать ей эти вопросы.

— Аминочку я, конечно, уже не верну, — сказала «ФАКТАМ» Илона. — Но у меня есть Тимур. За него буду бороться. Уже два раза ходила в социальные службы. Но там сказали, что, поскольку я лишена родительских прав, не могу даже увидеть своего сына. Сказали обращаться в суд и пытаться восстановить родительские права. Я буду это делать. Уже обратилась к адвокату.

— Почему вы приехали только сейчас? Ведь трагедия с Аминой произошла еще в июне.

— Я хотела приехать раньше. Но в Йемене я находилась нелегально и не могла просто так оттуда выехать. Мне сказали, что за нарушение закона могу даже попасть в тюрьму.

— Как же вам удалось приехать?

— Аллах велик. Выбралась. Повезло, не пришлось даже платить штрафов. Заехать в Йемен я больше не смогу, но мне это и не нужно. Сейчас я в Кривом Роге, живу с мамой. Маме разрешают видеться с Тимуром, она ездит к нему в интернат. Я ее сопровождаю. Меня в интернат не пускают, я видела сына только издалека. Он так вырос, изменился… Я давно его не видела.

— В соцслужбе говорили, что вы отказались от своих детей. Почему?

— Да я не хотела от них отказываться! Я вынуждена была уехать из страны и оставила Тимура и Амину своей маме. Уехала я из-за мужа, который меня преследовал. Потеряв работу, он начал меня избивать. Я ушла от него вместе с детьми и скрывалась по всей Украине: жила в Киеве, в Крыму… Он везде меня находил. Когда я остановилась в Крыму в татарской семье, он опять нашел меня и избил так сильно, что я попала в больницу с сотрясением мозга. С тех пор у меня не видит один глаз. Понимая, что больше так продолжаться не может, решила уехать в Стамбул. Детей оставила маме. В Стамбуле устроилась работать в турфирму, где неплохо зарабатывала. Деньги отправляла маме — на детей. А со временем переехала в Йемен. Возвращаться в Украину боялась.

*»Буду добиваться максимального наказания для убийц моей дочери», — говорит Илона Менго

«В интернат к Тимуру приезжают люди, которые якобы хотят его усыновить»

— Потом у мамы начались проблемы с суставами и она уже не могла заботиться о детях, — продолжает Илона Менго. — Я хотела, чтобы она наняла детям няньку, а мама была против… На этой почве мы поссорились и какое-то время не разговаривали. А потом мама позвонила и сообщила, что отдала Тимура и Амину в дом семейного типа. Я была против, чтобы моих детей отдавали совсем чужим людям. Но мама уговорила меня прислать электронный отказ от детей, чтобы Кудрявцевы оформили документы и смогли получать пособие.

— Вы хоть раз видели Кудрявцевых?

— Да, три года назад, когда ненадолго приезжала в Украину. Но я видела их всего два раза, а потом снова уехала за границу. Мама доверилась этим людям. Кудрявцева обещала, что позволит ей видеться с Аминой и Тимуром в любое время. Но, оформив опекунство, заявила, что бабушка видеться с детьми не имеет права. Это страшные люди. У меня, кстати, еще весной было плохое предчувствие. Мне снились дети. Как знала, что им угрожает опасность…

— Почему же не приехали?

— Говорю же, не могла, жила за границей нелегально. А сейчас Аминочка уже мне не снится, не тревожит меня. Она, бедняжка, даже рая не увидела. Ее ведь до сих пор не похоронили. Нам не отдают останки. Говорят, не закончены экспертизы. И я не знаю, как ее хоронить, в какой они с Тимуром были вере. Знаю, что Кудрявцевы водили детей и в православную церковь, и в синагогу. Когда я на суде увидела Кудрявцевых, задала им два вопроса: за что они убили Амину и в какой вере были дети? На что Татьяна… улыбнулась и пожелала мне здоровья. Так и сказала: «Желаю здоровья вам и вашим детям». Про Амину ни слова. Вопрос о том, зачем она убила мою дочь, ее вообще не взволновал. Татьяна спокойна, как удав.

— Что значит «вашим детям»? Она имела в виду Тимура?

— Видимо, Тимура и моего будущего ребенка. Дело в том, что я сейчас на шестом месяце беременности. У меня будет девочка. Я жду ребенка от человека, который по законам шариата приходится мне мужем. У него несколько жен, а сам он сейчас уехал в Канаду. Это очень далеко, поэтому вряд ли в ближайшее время мы сможем увидеться. Буду растить детей сама. Очень надеюсь, что мне отдадут Тимура.

— Вы собираетесь навсегда остаться в Украине?

— Я не могу ничего знать наперед. Рожать, конечно, буду здесь. Заберу Тимура, а там посмотрим.

— Я уже сказала Тимуру, что приехала его мама, — говорит «ФАКТАМ» бабушка Амины и Тимура Элла Менго. — Когда внук издалека ее увидел, очень удивился. Долго так на нее смотрел, думал… Оказывается, Кудрявцевы годами внушали ему, что бабушка и мама — самые страшные люди на свете. Татьяна рассказывала детям страшилки: мол, не будете спать — придет бабушка Элла и убьет вас. Несколько месяцев ушло на то, чтобы Тимур понял, что ни я, ни Илона не желаем ему зла. Я много с ним говорила, убеждала. Первое время внук был очень нервным. Мог с матами и угрозами наброситься на воспитательницу, порывался убежать к Кудрявцевым. Сейчас стал спокойнее. Ему долго не рассказывали о смерти Амины. Но сейчас он уже знает.

— Вы рассказали?

— Не совсем. Когда я в очередной раз пришла навестить его, ребенок захотел поиграть моим мобильным телефоном и обнаружил там записи телесюжетов о гибели Амины. Как ни странно, Тимур не плакал. Он воспринял происходящее как какой-то детектив. Решил, что его сестру на самом деле похитили и он должен ее найти.

— Как говорят в полиции, Юрий Кудрявцев признался, что причиной смерти Амины стали гормональные препараты. Возможно, Тимурчик видел, что произошло на самом деле?

— Я задавала ему этот вопрос. Но пока он хмурится и не хочет говорить на эту тему. «Амина грустила, плакала, — вспоминает Тимур. — А потом… Я ее не видел». До приезда Илоны я сама хотела оформить над ним опеку, уже даже подготовила документы. Но теперь мне ребенка никто не даст, ведь я живу с Илоной, которая лишена родительских прав. До нас дошли слухи, что сейчас в интернат к Тимуру приезжают люди, которые якобы хотят его усыновить. Надеюсь, дочка успеет отсудить ребенка раньше, чем его кто-то усыновит. Не хочу, чтобы внук опять попал к чужим людям.

— Вы не боитесь, что, родив ребенка, Илона опять уедет за границу и забота о внуках ляжет на ваши плечи?

— Она не должна уезжать. Раньше дочка вынуждена была скрываться от мужа, который ее преследовал. А теперь чего ей бояться? Сейчас Илона все время здесь, помогает мне по хозяйству. Без ее помощи я не смогла бы даже доехать до интерната, где сейчас находится внук. В последнее время у меня совсем плохо с сердцем. К тому же я все время думаю об Аминочке. Она часто мне снится. Прилетает ко мне во сне в белом платье. Внучка красивая, как ангел, но очень беспокойная: плачет, волнуется. Нет ей покоя даже после смерти…

В службе по делам детей Кривого Рога подтвердили: Илона Менго сможет вернуть сына только через суд. Но пока говорить об этом рано, ведь она еще даже не заявила соответствующий иск. Как сложится судьба ребенка, пока никто не знает.

Суд над четой Кудрявцевых продолжается. Следующее судебное заседание назначено на январь. Сами Кудрявцевы тоже обратились в суд с гражданским иском — они пытаются отменить решение исполкома, в соответствии с которым у них отобрали детей.

«ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

А поделиться?



Читайте также: