Юрий Бутусов заступился за днепровского волонтера

logo
202460_jurij_butusov_zastupilsja_za_dneprovskogo.jpeg


Главный редактор сайта Цензор.НЕТ Юрий Бутусов защитил от нападок в соцсетях днепровского волонтера Юрия Мысягина – об этом он написал в Фейсбуке.

бутусов

«Почему «наехали» на Юру Мысягина?Два года Юра Мысягин ездит на фронт под Светлодарском, завозит пехоте на передок всякие полезные предметы, которые необходимы для быта и для войны. Начинал Юра в 2014-м — он помогал нескольким подразделениям 93-й бригады — методично, постоянно помогал. А потом 93-ю вывели с передовой, друга Юры назначили комбатом в 54-ю бригаду под Светлодарском, и Мысягин также методично начал ездить на передовую в тот сектор. Юра стал известен в фейсбуке не благодаря литературному таланту — а благодаря тому, что он месяц за месяцем запиливает отчеты как он и что и кому завез на передок, бригады меняются, а Юра все возит и возит. И приглашают его туда сами военные, и для многих ребят его приезд — это уже большая радость, ведь Юра помогает тем, кто действует.Юра использует свое влияние в Фейсбуке для помощи самой армии — например, ковролин, на котором выступал президент на параде в 16-м году был передан из Киева Юре и поступил на утепление блиндажей под Светлодарском.И кроме материальной поддержки Юра помогает морально. Он рассказывает об успехах наших войск. Успехах во время «перемирия» и запрета стрелять и наступать. Ведь людям в окопах так важно знать, что об их действиях помнят, что их ценят. Всю эту информацию Юра не пишет сам — ему передают офицеры, с которыми он поддерживает контакт. Он сам не проявляет инициативу.Благодаря его блогу выработался очень удобный неофициальный канал информации о положении на фронте. Пресс-центр АТО не обо всех наших событиях может и должен сообщать, это государственная структура, которая соблюдает Минские соглашения. А Юра пишет от себя — и он никакими рамками не скован. Он не указывает координаты, он не раскрывает позиции, он вполне абстрактно пишет — «на Светлодарской дуге наши воины наказали нарушителей прекращения огня» — и все понимают о чем идет речь. Юра давно стал таким неофициальным альтернативным каналом информации о том секторе. Мне лично кажется, что такие альтернативные каналы в условиях редких комментариев официальных источников об обстановке на фронте — это как раз очень правильный и логичный формат.И вот точно также Юра действовал 22 ноября — он со слов военных написал на следующий день об уже завершенной операции армии, которая накануне 21-го заняла два маленьких села Травневое и Градосово на нейтральной полосе, которые находились близ наших позиций. Там не было боя, не было обстрелов, просто наши зашли и зачистили, взяли под контроль те места, куда ранее заходили эпизодически. Противник не размещал там укрепленных позиций. Это не было внезапным наступлением. Эти маленькие населенные пункты просматриваются противником, и разумеется, жители, которые там проживают, тоже пользуются телефоном и о переменах в своей жизни сообщают в том числе и знакомым на оккупированную территорию. Оба поселения находятся согласно границе Минских соглашений на нашей земле, и разумеется, обвинить Украину в нарушении условий перемирия невозможно.Поэтому написал Юра об этом небольшом продвижении, потому что ни он, ни те офицеры, которые ему сообщили об этом очередном шаге вперед, не предполагали, что это приведет к какой-то резкой реакции штаба АТО и одного из уважаемых телеканалов. Юра как всегда поддержал людей на передке, и не назвал названий сел, которые были заняты. Это было абсолютно корректно, и не привело к каким-либо негативным последствиям.Однако 23 ноября в другом районе под Крымским произошел тяжелый бой у другого подразделения. Четверо украинских воинов погибло, один попал в плен.Никакой связи с постами Мысягина это, конечно, иметь не могло. Но вдруг пресс-центр АТО обвинил в «сливе» информации и срыве некоей операции волонтера — его не назвали по имени, но стало ясно, что имеют в виду Юру. А телеканал «1+1» прямо обвинил в сюжете устами каких-то военных, которые не находятся на передовой под Светлодарском, что именно из-за Мысягина провалились какие-то действия наших войск. Это заявление было смонтировано с информацией о потерях под Крымским, и у большинства зрителей могло сложиться впечатление, что потери наших войск — это результат заявления Мысягина.Тысячи людей в фейсбуке во главе с «главволонтером» бросились мочить Мысягина за несуществующий «слив», причем Бирюков в своих комментариях в который раз исказил реальную ситуацию, чтобы обвинить Мысягина в том, к чему он реально не причастен. Мол, якобы, почитали бойцы 58-й бригады в фейсбуке про успехи, описанные Мысягиным, и тоже якобы ломанулись за славой и победой. Многие люди поверили пропагандисту — а ведь это полная чушь. Под Крымским в бою действовали добровольцы, среди погибших люди, которые четвертый год на войне, они прекрасно знали о смертельном риске. и меньше всего полагались на фейсбук, что несложно проверить, если пообщаться с выжившими.Почему это произошло?Я думаю. что командование АТО решило разыграть небольшую информационную операцию, чтобы снять с себя ответственность и переключить информационный шум вокруг боя под Крымским на какого-то виновного. Чтобы публика вместо ответственности генералов обсуждала ответственность волонтера, состав обвинения которому тут же выдумали.Потому что если рассказывать почему это произошло, то надо говорить о многих глубинных проблемах. О том, что из политических соображений поменяли недавно комбата в том батальоне. О том, что люди действовали инициативно, самостоятельно, потому что боялись, что командование не разрешит. О том, что никакие посты Мысягина на них никакого влияния не оказали — это легко узнать у самих участников, зачем фантазировать? О том, что даже в ответ на огонь вражеской артиллерии наша, к сожалению, в течение целого дня боя так и не стреляла. О том, что даже в течение ночи нашим не удалось вытащить своих раненых, и в результате боец попал в плен. О том, что бронетехника не подошла даже когда стало ясно, что без брони своих не вытащить. О том, что такие случаи, когда бойцы берут инициативу на себя, и действуют самостоятельно — не редкость на войне даже сейчас. Например, также в этом году действовали морпехи 20 марта под Мариуполем, когда группа добровольцев «преследуя противника» ворвалась на высоту, и потом была вынуждена отойти. Кстати, участников того боя наградили орденами.Обо всех этих серьезных вопросах никакой дискуссии, конечно, не было и судя по всему не будет. Вся проблема хитро сведена к одному волонтеру, который что-то написал, что большинство из тех, кто его осуждает, конечно не читало и читать не будет.А Юра продолжает помогать нашим частям под Светлодарском. Потому без сводок пресс-центра АТО и журналистов бойцы прекрасно живут, а вот помощь фонда Мысягина — это то. что там реально работает и что по-настоящему необходимо. И раз бригада за бригадой под Светлодарском работают с Юрой, значит не надо фантазировать, уважают его там или не уважают. если бы посты Юры и его труд не был нужен — то с ним бы и так давным-давно никто не общался.Мне очень обидно, что Юру Мысягина абсолютно незаслуженно облили грязью, хотя это один из достойных фронтовых волонтеров, которых я знаю, который не использовал волонтерство как ступеньку в карьере, чтобы строчить постики из сытых киевских кабинетов. Я был под Светлодарском, я общаюсь с теми кому Юра помогает, и своими глазами вижу с каким уважением о работе Мысягина отзывались и отзываются военные.А если пресс-центр АТО плохо понимает значение волонтеров для снабжения армии даже сейчас, и не умеет работать с блогерами и не понимает их значение, и спешит выполнить любой каприз начальства — значит надо повышать свою квалификацию, а не расписываться в своем невежестве. Подрывая авторитет реальных волонтеров, вы помогаете, конечно, некоторым клоунам окопавшимся в Киеве близ начальства, но прежде всего вы подрываете доверие в армии к официальной информации. Еще раз приходится убеждаться. что вместо смыслов военное руководство оперирует эмоциями.Юрий Мысягин, спасибо за твой труд, уважение к твоей работе у всех, кому ты помогаешь на фронте остается неизменным.

А поделиться?



Читайте также: